Синопсис для романа

Синопсис для романа

19.08.00
Сегодня жарко. Мы пошли с подружкой на пляж, и там я увидела Антона. Я его уже неделю не видела и, если честно, не хотела, после того как он сказал мне, что я слишком ветреная, мне вообще не охота с ним общаться. И совсем я не ветреная, я просто отдыхаю, лето бывает раз в году, почему бы мне и не пококетничать с симпатичными мальчиками, тем более их так много. Хотя я знаю, он просто им завидует, его-то я вообще за парня не считаю, так, приятель, человек, но я бы даже целоваться с ним не хотела. Хотя вряд ли, он же такой холодный, неприступный, девчонок всех отшивает, только о своей Ирке думает, а она скучная какая-то, тихая, спокойная, компанию никогда не поддержит, а в клубе сидит в углу, даже не потанцует, зачем она вообще с нами ходит, не понимаю.
Что-то я отвлеклась. Так вот, встретила я там Антона, а он подошел ко мне, будто ничего и не было, спросил, где сегодня собираемся, что делаем, кто будет. И так посмотрел странно, что у меня даже дрожь по телу пробежала. Страшные у него глаза, светло-серые, туманные какие-то, и взгляд пронизывающий. Ужас!
22.08.00
Вчера праздновали день рождение Ирки антоновской. Народу столько было, ужас. Самое интересное, что она никого не приглашала, все сами пришли. Много пили, Антон напился, а Ирка сидела в углу, как всегда, и умилительно улыбалась всем. Дура.
А я танцевала со всеми, особенно с Сашкой. Он клевый! Правда потом начал руки распускать, но ничего, я его быстро усмирила. Интересно, что сегодня будет? Я, как бы, с Сашей сейчас вместе, обещал зайти. А Антон почему-то на него озлобился, он вообще странно меняет отношение к тем, с кем я дружу. Не понимаю этого. Какое ему дело, какая я — ветреная или нет? В любом случае его это никак не касается.
24.08.00
Через три дня уезжать. Не охота. Сашка мне уже надоел, вечно сопит, пыхтит, ничего, кроме «Я тебя люблю» не знает, и то произносить не умеет. Конечно, оба мы понимаем, что это так, простое увлечение, но надо же хоть чуть-чуть пытаться сыграть свою роль, а то никакой искренности, одна наигранность, надоело.
Стала много общаться с Антоном. Он, кстати, хороший парень, умный, с ним есть, о чем поговорить. Вчера с ним часа полтора просидели у меня, спорили о любви. Я говорила, что любовь — это чувство, которое приходит и уходит. А потом вообще заявила, что в любовь не верю, во всяком случае в ту, о которой все говорят, что ее просто так придумали, чтобы жить было интереснее, а на самом деле ее нет, и что человек больше себя никого полюбить не может, только так слегка, но всегда он будет эгоистом.
А он ответил на это, что единственное в чем я права — это то, что говорю то, что думаю. Сказал, что я просто еще не испытала на себе настоящую любовь, что когда я полюблю, то пойму, что была не права. Что любовь это такое сильное чувство, от которого выть хочется, которое боишься признать. Я спросила, любит ли он кого-нибудь.
-Да, — спокойно ответил он, и прямо посмотрел мне в глаза, своими страшными.
-Ирку? — спросила я. Он почему-то рассмеялся, отвернулся и сразу перевел тему. Хоть он и умный, но странный до ужаса. Я сама поражаюсь, как смогла найти с ним общий язык, он все время пытается что-то мне внушить, а я не умею спорить, хоть он и говорит, что уметь не надо, главное всегда говорить то, что думаешь. Может он и прав.
А потом мы с ним пошли на берег и просидели там еще часа два. Говорили о настоящем счастье. Он спросил, счастлива ли я.
-Да, — ответила я честно. — У меня есть друзья, внимание, любовь…
Антон почему-то рассмеялся на это, сказал, что я ответила не подумав. Что любви у меня нету, только увлечения, что внимание парней я завоевала просто так, они готовы так относиться к любой девчонке, которая может себя поставить.
Хоть с ним и интересно, но он все время делает акцент на то, что все кто со мной встречался, делали это просто так, для интереса, что никто из них меня не любил. Мне даже обидно стало, неужели меня нельзя полюбить. Эту Ирку забитую можно, а меня нельзя. Кстати, он почему-то избегает темы про их любовь с ней, а мне так интересно, что он в ней нашел. Она понятно, она уже давно в него влюблена была, все вокруг знали об этом, а он ее не замечал, только потом как-то резко влюбился. Странно все это.
25.08.00
Вчера сидели всю ночь у меня, пили, пели песни под гитару. Антон так классно играет, у него и голос хороший, а я и не знала. Не могу понять, почему стала так много думать о нем, внимание обращать на него. Раньше избегала его взгляда, а теперь, наоборот, пытаюсь поймать. Вчера получилось, когда он пел. Так страшно стало, но я глаза не отвела, я ведь сама этого хотела. Глупо все это, он же мне просто друг, я с ним бы даже целоваться не захотела, а смотрю на него, как влюбленная, надо что-то с этим делать.
Ирка мне вчера душу изливала, как она Антона любит. Мне она так надоела. Сидит, ревет:
-Кариночка, я бы так хотела почувствовать себя любимой, нужно кому-то. Но как я его люблю! Знаешь, я хочу счастье испытать хоть раз в жизни, а то кончается жизнь-то эта, надо что-то менять… так хочу хоть перед смертью счастье испытать, а то обидно умирать-то так просто…
Глупости какие-то говорит, чего это она умирать собралась? Дура.
Осталось два дня, а мне здесь так хорошо. Да и Антона терять не хочется, он, может, в следующем году уже жениться на Ирке, уже не сможет целыми днями у меня сидеть.
26.08.00
Сегодня последний день. Вчера все так странно было. С одной стороны как обычно, а с другой не как всегда. Антон все с Иркой, а она его отталкивает, говорит типа — не мучай себя, зачем я тебе нужна. Все ссорились, а он унижался, прощения у нее просил. Как так можно.
Саня мне надоел, я его вчера бросила. Он все ходил обиженный, не знаю, чего ждал от меня, но сказал, что он во мне разочаровался, что Антон прав — я ветреная. Надоели все, и Антон тоже, как можно вдалбливать человеку, что он такой, если он совсем не такой. Антон вообще говорит, что я любить пока не умею, и видимо не скоро научусь, что я жизнь еще не знаю совсем.
А утром разбудил меня рано-рано. Сидел на крыльце груженный, курил одну за одной, а потом сказал мне, что Ирка скоро умрет, что у нее болезнь какая-то, которую уже нельзя излечить, что ей от силы месяц остался. Я даже дар речи потеряла, от такого заявления. Ужас, так вот к чему она клонила тогда! Мне так жалко ее стало, ведь нормальная девчонка, хоть и дура наивная, но нормальная, и Антона любит безумно, и желания у нее нормальные — счастья да любви. Но глупая она, раз не видит, как Антон ее любит. Я вот всегда любовь чувствую!
27.08.00
Все. Все кончилось, не успев толком начаться. Вчера был безумный вечер. Но обо все по порядку.
Днем мы большой компанией пошли на берег, решила попить маленько пиво. Пошли я, Саня, Антон, Ирка, Дима (лучший друг Антона), Андрей, Дашка, Серега и Мишка. На берегу развели костер, сидели пили пиво, купались. А потом Антон начал петь. Это была песня, которую он сам сочинил. Песня о том, как люди притворяются, как они лгут, предают свои чувства, но делают это не по собственной воле. После того, как он закончил, Ирка вдруг заявила:
-Давайте вечером у меня соберемся. Карину надо проводить, повеселимся как надо…
Все согласились. Вечером мы накупили водки, пива, сигарет и сели за стол. Эта пьянка была какая-то необычная, какая-то напряженная, все чего-то ждали, будто бы что-то должно случиться, но ничего не происходило. Начали танцевать. Было так странно, мне совсем не хотелось кокетничать с парнями, зажигать развратные танцы, мне не нужны были все парни, которые звали меня танцевать. Я шла просто так, потому что привыкла, и ко мне все привыкли. Но мысли мои были об Антоне. Когда я обнималась с Димкой (по-дружески, правда), я смотрела на Ирку с Антоном, я пыталась поймать его взгляд, но он упорно отводил глаза. Я не понимаю, что тогда со мной творилось, это было совсем на меня непохоже.
Потом все начали расходиться. Антон должен был остаться еще, и Ира попросила меня задержаться — поговорить. Мы сели с ней на кухне, закурили по сигарете. Антон был на улице, провожал гостей.
-Все знают, — тихо сказала Ирка. Я хотела возразить, но она не дала мне сказать. — Все знают, что я скоро умру. И ты. Но знаешь, я всегда тебе завидовала. Ты красивая, счастливая, тебя любят, ценят. Знаешь, я бы хотела, чтобы Антон женился на тебе, после моей смерти.
-Что за глупости! — вскричала я.
-Не глупости. Неужели ты сама ничего не понимаешь? Ладно, молчи, потом сама поймешь. Просто я хочу, чтобы ты знала, что я серьезно этого хочу. Потому что я его по-настоящему люблю. Жаль, что он меня нет. Но ничего, маленько осталось.
-Дура, все знают, что Антон в тебе души не чает! — снова не выдержала я, но она опять меня перебила:
-Не знают, а думают. Это разные вещи! А он… — она осеклась и замолчала, в дом зашел Антон. — Ладно, иди. Антош, проводи Карину. Не приходи сегодня, у меня мама должна вернуться!
И мне вдруг стало так ее жалко, я обняла ее на прощание, но не знала, что сказать, ведь не было слов для выражения своих чувств.
Сначала мы шли молча, потом Антон заговорил:
-Жалко, что ты завтра уезжаешь, мне было с тобой хорошо. А что тебе Ирка говорила?
-Что она не видит твоей любви! — резко ответила я, мне стало обидно, что он не может хорошенько показать свои чувства. Антон остановился, схватил меня за плечи.
-Она, правда, поняла, что я не люблю ее?! — вскричал он, но я потеряла дар речи, так страшно горели его глаза. — Боже. Когда я узнал, что она умрет (это мне сообщила ее мать), я решил, что этот искренний человек заслужил хоть чуть-чуть счастья в конце жизни. Я делал все, чтобы она была уверена в моей любви, которой не было. Я притворялся, я играл, но я делал это для человека, который правда заслужил счастье. Но это становилось все сложнее и сложнее, потому что появилась ты, потому что ты стала мне ближе, потому что я все-таки признал себе, что люблю, люблю тебя…
Его глаза смотрели на меня прямо, в упор, они были светло-серые, туманные, холодные, но искренние. Они смотрели на меня с такой яростью, что мне стало так страшно! Я вырвалась и побежала. Он за мной.
Антон догнал меня у калитки, резко схватил и, прижав к забору, прижался своими губами к моим. И я полетела. У меня закружилась голова от его поцелуя, руки сами собой обхватили его шею. А он начал целовать мою шею, плечи, расстегивая рубашку…
Как мы оказались в доме, я помню смутно. Помню лишь, что шептала «Люблю», что крепко сжимала его в объятьях, что позволила снять с меня все… позволила быть с собой до утра…
Утром, когда я провожала его до калитки, он вдруг сказал:
-Я не приду тебя провожать. Прости. И писать пока не буду. Я должен быть с Ирой.
-Зачем? Мне кажется, ей не легче оттого, что ты притворяешься, ведь она видит твою нелюбовь. Я не хочу тебя больше терять. Ты понимаешь? Я хочу быть с тобой, — прошептала я, но он сказал лишь одно:
-Не забывай — она еще жива.
Мне больно, больно потому что его нет рядом, потому что так все произошло. И мне так страшно, страшно потому что я начинаю себя ненавидеть, я злой человек, я эгоистка, самая большая эгоистка, но я так боюсь, боюсь того, что я жду, не дождусь Ириной смерти. Что со мной?
18.09.00

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Natali Klimova

Грамотный и пунктуальный исполнитель: стихи, песни, баллады, поздравления.
---
Получила первый гонорар. Спасибо РосКультуре!

Комментарии: 1Публикации: 3Регистрация: 22-10-2017

Об авторе

Natali Klimova author

Грамотный и пунктуальный исполнитель: стихи, песни, баллады, поздравления. --- Получила первый гонорар. Спасибо РосКультуре!

Пока лишь 1 комментарий

Вова Федосеев (начинающий поэт)Дата:3:10 пп - Окт 31, 2017

Очень чернушно….

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
*
*
Генерация пароля