Искупление

Искупление

 

1.

  Одним погожим весенним днем, в два часа по полудни к большому подворью Даниловой пустыни подъехала кавалькада из пяти внедорожников люкс класса, все авто были черного цвета с тонированными стеклами. У открытых врат подворья гостей поджидал настоятель пустыни и свита из трех иеромонахов. Как только колонна остановилась из двух первых и двух последних машин выскочили молодые люди спортивного телосложения, все однотипно коротко стриженые, и как один — в черных костюмах. Они рассредоточились по всей довольно широкой поляне перед вратами подворья, показывая всем своим видом, что готовы отразить любое нападение, хотя угрозы такового вовсе не было.

Вокруг машины, занимавшей центральное положение в колонне, расположились несколько таких молодцов, устремивших свои сверлящие взгляды сферически вглубь окружающего пространства. Один из них отрыл заднюю дверцу машины и помог выйти из нее грузноватому среднего роста пожилому человеку, одетому в дорогой костюм. К нему то и направил свои стопы настоятель пустыни.

В далекий сибирский скит приехал миллиардер Олег Зайков, которого уже давно мучал страшный недуг. Он перепробовал все, что мог, лечился и в России, и за границей, подверг безжалостной экзекуции не одного знахаря и не одну знахарку, обещавших ему выздоровление, но не справившихся с делом. Это был один из тех богачей о ком говорили, он сделал себя сам, вышел из бедного сословия и своими руками, трудолюбием и талантом сколотил огромный капитал. Знакомые ему посоветовали обратиться к старцу Захарию — иноку, живущему в Даниловой пустыни. О святости этого старца говорили много и также вещали, что он молитвой и каким-то лишь ему ведомым таинством может исцелять людей от хворобы, неподвластной ни одному врачу. При встрече Олег узнал в старце своего друга детства Андрея Шесткова.

 

2.

Их отцы были офицерами, а матери учителями средней школы. Достаток и одной и другой семьи был небольшой. Ребята встретились в седьмом классе, где оба были новичками. Это было в начале 80-х. Их отцы незадолго до этой встречи получили назначение в Московский гарнизон, а матери устроились работать в одну и ту же школу. Мальчиков сблизило то обстоятельство, что у них не было друзей и каждому из них доставляли много неприятностей местные хулиганы. Ребята решили объединиться и отлавливали своих обидчиков по одному и избивали до полусмерти. Вскоре их боялся весь район. Эта слава стала приносить Олегу и Андрею немалые дивиденды, к ним обратился один фарцовщик и платил за охрану. Ребята приоделись во все импортное, у них появились карманные деньги, и они начали вести жизнь доступную лишь «золотой молодежи» и очень быстро вошли во вкус. Их дружбу омрачала только любовь к одной и той же девочке, их однокласснице, которая предпочла Андрея.

Наступил момент, когда им стало не хватать средств, они обратились к своему спонсору, и тот предложил им поискать старинные иконы, церковную утварь, старинные религиозные книги, которые пользовались спросом у иностранцев. У бабушки Олега была очень ценная икона и старинная библия, доставшаяся ей по наследству от ее предков, старушка очень дорожила этими реликвиями. Ребятам не дано было понять ее чувств, потому что они были воспитаны атеистами.

Олег некоторое время не соглашался на похищение у бабушки иконы и библии, но Андрей стал надсмехаться над ним и называть прогрессирующим идиотом. Олег не выдержал этого прессинга и бабушкины реликвии были похищены и проданы фарцовщику.  Одним из приобретений Олега в этой сделке стала японская цифровая видеокамера. Ребята были довольны полученными барышами, впервые у них на руках было очень много денег. Старушка от переживания слегла и перед своей кончиной успела сказать внуку, что знает кто украл библию и прощает ему это зло, поскольку украл он их у себя, они являлись его наследством. Она, так же промолвила, что ей будет спокойнее на том свете, если Олег вернет себе отданные за бесценок святые вещи.

Мальчики подросли и поскольку были смышлеными, легко поступили в один и тот же институт, но на разные факультеты.  Фарцовщик давал им наводку где похищать иконы, церковную утварь и книги, на этом ребята неплохо зарабатывали. В конце концов, они отказались от услуг фарцовщика и вели дело сами, к своей резко увеличившейся выгоде. Наступила эпоха кооперативов.

Ребята решили расширить свое дело и набрали в свою команду тупых, циничных и бездушных мордоворотов. Они уже не занимались кражами, а совершали налеты. Однажды их банда ворвалась в дом старушки у которой было много антикварных икон и старинных церковных книг. Громилы пытали женщину и та, не выдержав боли рассказала, где прячет все свои ценности, Олег снимал процесс на видеокамеру, он давно этим занимался, в нем начали просыпаться садистские наклонности. Когда бандиты уходили женщина завопила что есть мочи, Андрей тогда сказал просто в воздух – заткните ей глотку. Один из громил проломил старухе череп. Потом последовало еще несколько убийств при налетах, которое банда делала в российской глубинке далеко от Москвы. Убивали громилы, Олег снимал это на видеокамеру, а Андрей покидал место преступления еще до совершения убийств и не знал о случившемся. Андрей наладил сбыт похищенного за рубеж, казна банды пополнялась исключительно валютой. С любимой у него складывались непростые отношения, к тому же Олег всячески мешал их близости. К исходу 80-х ребята получили дипломы о высшем образовании, но работать по специальности не стали, официально они числились частными предпринимателями, занимались поставками компьютеров для некоторых госучреждений и крупных предприятий.

В начале 90-х объектами их налетов стали православные храмы. К тому моменту друзья уже скопили немало денег и подумывали о том, что пора заняться серьезным легальным бизнесом.  Громил этот план не устраивал, в банде начались трения. Во время одного из налетов бандиты не смогли открыть двери храма и ворвались в дом священника. Они пытали настоятеля и его жену, но те так и не дали лихоимцам ключ от церкви. Священник отец Александр принимая удары громил молился и приговаривал: «прости их, Господи, ибо не ведают, что творят». Андрей не выдержал и попытался остановить громил. Олег дал им знак бить Андрея, он понял, что была возможность захватить бизнес в свои руки.

Священник был убит его жена получила тяжелейшие травмы, потеряла дар речи и была парализована, Андрея милиция обнаружила в беспамятстве рядом с телом отца Александра. Слуги закона вели расследование из рук вон плохо, Андрея обвинили в убийстве и повесили на него еще кучу «висяков». Суд был суров и не справедлив Андрей получил большой срок. Родители, узнав, что их сына обвиняют в циничном убийстве семьи священника, прокляли Андрея и отказалась от него. Девушка сначала приезжала к нему на свидания в следственный изолятор, но это длилось недолго, вскоре она оставила его и не подавала о себе вестей.

 

3.

       После суда Андрей отбывал свой срок в Забайкалье. Родители ему не писали, девушка забыла о нем. В колонии он сначала примкнул к блатным, участвовал в разборках, почти не вылезал из штрафного изолятора. До него дошли слухи, что бизнесом завладел Олег и его любимая стала женой бывшего друга. Потом у него произошел конфликт с «паханом зоны». Андрей пошел на умышленное грубейшее нарушение режима содержания и попал в изолятор в одну камеру с бывшим блатным, который также конфликтовал с «паханом». Сокамерник много говорил о боге, перед выходом из карцера он подарил Андрею свою библию. Оставшись один молодой человек погрузился в себя, много размышлял о бытие и о небытие, читал и перечитывал святое писание, искал в нем ответы на свои вопросы и не находил.  Вскоре до него дошел слух, что бывший его сокамерник убит по приказу «пахана». Андрей запланировал побег, который совершил из изолятора. Он давно обратил внимание, что запоры дверей везде были старые, а проводка электромеханических замков не была защищена, надзиратели и охрана погрязли в пьянстве и наркомании, службу несли плохо. К тому же колония располагалась в отдаленном месте и по мнению охранников бежать было бесполезно. Даже если бы заключенный и сумел добраться до ближайшего населенного пункта, местные жители его укрывать не стали бы.

Покинув штрафной изолятор, он тем же методом вышел из зоны через шлюз КПП и скрылся в тайге. Была уже вторая половина лета, ягод и грибов в лесу было много. По пути, на берегах рек, он отыскивал недоеденную медведями гниловатую рыбу и питался ей. Лето стояло погожее. Из вещей Андрей взял с собой библию и две пары сапог, которые умудрился стащить у надзирателей во время побега. Совершая побег, он не только спасался от расправы блатных, но и планировал отомстить Олегу и всем остальным за предательство. Через полтора месяца блужданий по тайге Андрей обессиленный вышел к Даниловой пустыни. Все это время он почти не спал, пробирался сквозь лесную чащобу, поднимался в горы к альпийским лугам, ночи проводил на деревьях, не зная, что таким образом от медведей не спастись. По пути несколько раз он ловил себя на мысли, что вот она настоящая жизнь, там, где за нее надо бороться, а желание мстить кому-либо исчезало, терялось в мыслях и созерцании красот природы.

Монахи приняли его, но поселили не на подворье, а в таежном скиту, поодаль. Увидев свою келью, похожую на ту камеру в штрафном изоляторе, где он проводил так много времени, он вновь вернулся в прежнее состояние и желание мстить овладело им с прежней силой.

 

4.

     Соседом его по скиту был старец Матфей, о котором монахи говорили, что смерть забыла о нем и тот живет уже второй свой век, а может быть и третий. Несмотря на весьма преклонный возраст седой монах имел ясный ум, светлые глаза и передвигался бодро. Сначала соседи не общались, ограничивались лишь приветствием. Наблюдая за старцем, как-то Андрей не выдержал и выпалил ему прямо в глаза обвинение в трусости, мол старик испугался мира и заживо похоронил себя в скиту. Но что Матфей лишь кротко улыбнулся, а глаза его наполнились светом, который успокоил эмоциональный взрыв Андрея. После этого случая они сблизились и много говорили, спорили. Матфей, как оказалось, был ровесником века. Выяснилось, что он знал убиенного отца Александра, за которого «срок мотал» Андрей и поверил последнему в неповинности в кровопролитии.

Отец Александр, в прошлом офицер, орденоносец, прошел всю Великую Отечественную и не одной царапины, служил в войсковой разведке неисчислимое количество раз ходил за линию фронта, брал языков, его за удаль и сноровку солдаты звали волкодавом. А принял он покорно мученическую смерть, потому что так было нужно.

Андрей не понял зачем ему было терпеть унижение, все равно бандиты после убийства священника взломали двери храма и унесли все, что хотели. Если бы поп тогда проявил былую удаль – Андрей сейчас возможно не страдал бы, а жил преуспеваючи.  Смирение ему казалось глупостью и слабостью, отец Матфей не спорил, а рассказывал случаи из своей жизни и о судьбе тех из его собратьев, коих более всего знал. Постепенно они перешли на категории высшие, философские и Андрей вдруг понял силу получаемых им знаний, стены его кельи как бы перестали существовать, и он начал жить в другом высшем миру. Они подолгу блуждали в тайге, в поисках целебных трав и не прекращали разговоры. Летели годы, в один погожий летний день Матфей ушел в мир иной. Старец оставил Андрею много книг, и тетрадей со своими записями. Спустя неделю после кончины Матфея, настоятель сообщил, что с Андрея снято обвинение в убийстве, по остальным статьям он амнистирован и может вернуться к жизни светской. Но Андрей умолил настоятеля позволить ему жить в скиту, принял постриг и углубился в чтение и размышления. Матфей был целителем и этот дар непонятным образом перенял Андрей, более того, он превзошел своего учителя и вскоре стал известен по всей округе, а потом по всей Руси и далеко за ее пределами. Люди приезжали к нему, многим он помогал, всем кому мог, и никто не получал отказа.

 

5.

При встрече Олег рассказал Андрею, что в течение двух недель после его ареста, громилы убили родителей и девушку Андрея пытаясь выяснить где хранятся деньги. Потом та же участь постигла родителей Олега. Спустя еще месяц громил убили другие бандиты в ходе разборки. А Олег сумел взломать компьютер Андрея и получил доступ ко всем его валютным счетам. Олег женился на двоюродной сестре покойной девушки Андрея, с которой познакомился во время похорон. Слух об отказе родителей от Андрея инспирировал Олег.

После этих откровений старец Захарий отказал Олегу в помощи со словами: «Суть моего врачевания в вере, ты мне не веришь и говорить тут не о чем».

На это Олег ему ответил, что это он спустя долгий срок нанял очень дорогого адвоката, передал ему видеозаписи убийства священника и адвокат добился оправдания Андрея. Олег посулил Захарию почти все свое состояние если, тот ему поможет. Старец отказался от денег и благ, призвал Олега к покаянию и тот, отправив свою охрану восвояси, поселился в скиту по соседству с Захарием.

Олег каялся перед Захарием, за причиненное зло и перенесенные страдания. На что тот отвечал, что страдает за собственные грехи и сам виновен во всем, поскольку, убедив друга украсть бабушкины реликвии развратил его и направил на путь неправедный.

Дальнейшее их общение было не дружеским, но и не враждебным. Они спорили о бытие божьем и его путях, о жизни и смерти, о назначении человека и не в чем не приходили к согласию. Олег жил в келье на тот же манер, что и Захарий, они подолгу блуждали в тайге в поиске целебных трав. Много говорили, но так и не нашли общей стези. Олег не воспринимал образ мышления старца, но недуг его начал постепенно отступать. Наконец пришла пора Олегу уезжать, он чувствовал себя хорошо, заметно постройнел, приступы его прекратились и это он воспринимал как нечто естественное, как будто все так всегда и было, он просто забыл о своей болезни.

При расставании Захарий вручил своему бывшему другу икону и библию, которые некогда принадлежали бабушке Олега.  Эти реликвии отдал старцу один американец в благодарность за излечение от тяжелого недуга.

Автор публикации

не в сети 3 недели

Александр Шарковский

Пишущий редактор "Независимая газета" и
Заместитель ответственного редактора "НВО" (Независимое Военное Обозрение)
Член Союза писателей России - поэт / сценарист/ писатель

Комментарии: 1Публикации: 6Регистрация: 06-11-2017

Об авторе

Александр Шарковский author

Пишущий редактор "Независимая газета" и Заместитель ответственного редактора "НВО" (Независимое Военное Обозрение) Член Союза писателей России - поэт / сценарист/ писатель

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
*
*
Генерация пароля