Час пик

Час пик

Сколько себя помню, никогда не хотел  жениться. Еще пацаном насмотрелся на батю, как он на заводе вкалывает во внеурочные, чтоб нас с братьями прокормить, думал: нет, у меня все будет по-другому. Сначала нагуляюсь, мир посмотрю,  квартиру, машину, дачу куплю, а уж потом…

Из армии в 82-м пришел. Как сейчас помню: 5 июня. В Казани жара, тополиный пух.  Сел на лавку у подъезда. Сижу, дух перевожу. Тут мать моя идет с сумками — в магазин ходила. Увидела меня, сумки бросила, ко мне побежала…Вечером родня, соседи нагрянули – погуляли…
На следующий день как отоспался,  так собрался к другану моему Лехе. Мы с ним с детства корефанимся. Классный пацан, за меня в огонь и в воду. Раньше по соседству жили, а в 80-м его матери квартиру новую дали на горках. Вот и переехали они из хрущобы в ленинградку. Пока за пивом стоял,  воблу у бабок искал, время к вечеру подкатило. Подхожу к остановке, а там народу  – как фрицев под Сталинградом. Короче, еле влез в нужный автобус. Банку с пивом, чтобы не раздавили, над головой держу. Еду. У парка еще народу втиснулось. Наперли так, что меня с конца салона на его середину вынесло. А там девчонка стояла. Ничего особенного. Я на нее обратил внимание только потому, что ее тоже, как и меня сильно прижали, а она такая худенькая. Жалко стало, хотел ее хоть немного от толпы своим телом прикрыть, но только развернулся к ней, как снова на меня наперли и я… в общем, слились мы как в экстазе не в переносном , а в самом прямом смысле: ни повернуться, ни тем более, отодвинуться друг от друга… Она  в тонком таком платье. Под ним, чувствую, есть у нее грудка, небольшая, но твердая как яблочки и …ну, мужики меня поймут:  я ж второй день как из Армии. Неудобно так стало, стою как, дурак, банку обеими руками на плече держу. – Извините, — говорю, — девушка. Я не хотел, просто я второй день, как из Армии. А она глаза  вниз опустила: — Ничего, ничего.  Я, ведь понимаю. И покраснела вся.

Едем так, едем. Потом она говорит: — Сейчас моя остановка, а как я выйду? Действительно, как? Народ спереди как монолит. И черт меня тогда дернул сказать, что  я тоже выхожу, — на самом деле еще остановки три оставалось…

Вывалились мы с нею из автобуса. Я с банкой. Она – с какими- то пакетами. В них книги были. Все растрепалось, книги на асфальт посыпались. Помог собрать и говорю: — Давай, хоть познакомимся, а то полчаса обжимались, обжимались…

А она: Ну, это еще не повод для знакомства и так строго на меня посмотрела, а потом, видимо, поняла, что глупость сморозила,  и как прыснет смехом. Я тоже засмеялся, ведь как в анекдоте получилось, слышал? Утром просыпаются двое в постели. Он ей: — Ты кто? Мы с тобой переспали? А она:- Да! И это еще не  повод для знакомства! С юмором девчонка оказалась. Они на Горки  тоже, как и Леха в 80-м переехали, а раньше в Советском жили не далеко от нас. Так за трепом мы до ее дома дошли – он напротив остановки стоит совсем недалеко, а возле подъезда она сама предложила попить чаю. Я вообще-то ни на что такое не рассчитывал, ведь Леха мне обещал, что его Татьяна для меня подругу приведет. — Во, поперло, — думаю, — второй день как с армии, а уж двух девах подцепил.- Ладно, думаю, с этой пообщаюсь, может, тоже отломиться – прикольно же в один день с двумя,  и  к Лехе успею.

Прикинь, как я удивился, когда дверь ее квартиры открыла женщина в розовом халате. Кудряшки на маленькой круглой голове, а ниже все толше и толше:  настоящая курица-наседка. Закудахтала:-  Заходите, заходите! Милости просим! Папа, папа! Смотри, кто к нам пришел! А Леночка так ехидно: — Заходи, заходи, от моей мамы все равно так просто не уйти…

Но главный сюрприз ждал там, в квартире, — папа, вернее, вылитый пахан: лысая башка на бычьей шее, пузо как у штангиста и руки, как ковши у экскаватора. Один ковш он мне протягивает: — Ну, здоров мил-человек. Кем будешь? Не  зятьком ли?

Провели меня на кухню, а там: на столе картошечка с мяском, оладьи, огурчики-помидорчики и борщ уже в тарелке дымиться, мой любимый, между прочим. Курица меня усаживает: — Садись, зятек, угощайся, а пахан глазенками на меня зыркает: – Стой, мать! Сначала узнаем, что он за фрукт, а то, может, лучше его ремнем угостить. Я тут ложку чуть из рук не выронил. Пришлось на ходу врать: люблю вашу доченьку с первого класса, но боялся раньше ей в чувствах признаться. Мамаша как заквохчет:- Вот, видишь, отец, я же говорила: наша Леночка без нашего разрешения с мальчиками ни-ни. Правда? Тут мы с Ленкой одновременно крикнули: — Правда!

Ну и нажрался я тогда как идиот не от того, что есть хотел,  прикинь, от злости – Ну, стерва, думаю про Ленку, такую подставу устроила. Она меня провожать вышла и как только в лифт зашли, залепетала, чтоб извинил, что у нее другого выхода не было. Дело в том, что родоки   с детства так за нею следят, — чтоб чего не вышло. У них привычка даже выработалась: ждать ее у окна, так что заметили они нас еще с того момента, как мы с нею растрепанные как после бурной ночи из автобуса вывалились, и если бы она меня им не представила — устроили бы истерику: раз скрывает, значит, что-то нечисто…

Леха, конечно, меня запарился ждать, поэтому к моему приходу они ( Татьяна не обманула : привела подругу) догнались до той кондиции, что Венера, так звали подругу, без лишних разговоров со мною в койку упала. И не вылезали мы из нее почти месяц. Потом я  на завод устроился.

Как-то в выходной снова к Лехе собрался. Еду все в том же автобусе, только не в час пик. Сижу у окна, удивляюсь, сколько домов, пока я в армии был, понастроили. Район Горки стал похож на целый новый город. Прикинь, как удивился бы, если б мне сказали тогда, что через тридцать лет рынок на Проспекте уже не окраиной стоять будет….Представляю Венерку раздетую. Подъезжаю к той остановке, у которой Ленка живет. Вспомнил ее  и, кто меня дернул, решил выйти. Шиза такая в башку вступила: а интересно посмотреть, как она удивится, если я сейчас к ней домой ввалюсь.

У бабок астры купил, в гастрономе — торт. Поднимаюсь и, прикинь, только руку к звонку поднял, как дверь ее мамаша открыла: — А мы тебя Сашенька, ( меня Саньком зовут, из окна приметили) Такой кипиш подняли вокруг меня: пироги, котлеты, отец мне альбом  семейный раскрыл: вот это он на флоте, это их свадьба, это Ленка родилась… А  Ленка, оказывается, художку закончила – картинки ее показывали. Одна Незнакомец называется: чувак на автобусной остановке с банкой в руках. На меня мало, правда, похож, но, ничего, прикольно. В общем, колюсь, засиделся я тогда у них допоздна, а через неделю снова пришел и снова мне дверь без звонка открыли… Стал к ним приезжать чаще.. Иногда даже после того, как у Лехи переночую… Что у Лехи: пиво-водка, Венерка с глазами, в которых пустота и похоть – так противно вдруг станет, что ноги сами на Ленкину остановку вынесут…

Так и женился и, прикинь,  ни  разу об этом не пожалел. Живем душа в душу. Двоих парней вырастил Сережку и Кольку. Кольку в честь моего отца назвали – он вскоре после моей женитьбы умер – на даче при строительстве ему балка на голову упала…. А Серега – в честь Сергея Ивановича. Он только с виду набыченным кажется, а на самом деле мужик мировой. С ним на любую тему поговорить можно и о политике, и о бабах, и совет дельный даст. Когда моя фура ломается ,не поверишь, его на помощь зову – он поломку вслепую определит. Теща Мария Михайловна тоже у меня мировая. Как мы с Ленкой поссоримся, бывало такое, особенно по молодости. Она нас по разным комнатам разведет. Всегда ласково так спросит: Чем, сынок тебя моя Леночка обидела? Разберет всю ситуацию не хуже психолога… Другие бабы были, — я ведь двадцатый год на фурах катаюсь – в Питер, Калининград, на  Дальний.   Но вот что заметил: кроме Ленки не тянет меня ни к кому, будь она хоть Клаудия Шифер. Прикинь: из рейса возвращаюсь, к двери подхожу, даже ночью, а теща мне сама дверь открывает: — Сейчас, зятек, на стол соберем. Посидим с тестем, бутылочку раздавим и под теплый Ленкин бочок. Вот, это я скажу тебе, жизнь…

Сейчас от кого еду? Прикинь, от Венерки. Вчера Леха позвонил: Венерка со свом вторым развелась, с тобой встретиться хочет. Встретились. Классно выглядит: попа, буфера – все при ней.. Потрепались о том, о сем. Предложила мне встречаться, говорит: как ты со своей курицей живешь? Ленка, правда, совсем на тещу стала походить: голова, шея как раньше, а  книзу  толше и толше…. Но я отказался…  Дурак? Наверное…

Все, приехали. Сколько с меня? За  треп бесплатно? Ну, ладно, тогда бывай, братан. Счастливо накатать на полный счетчик, а я домой, к моей курочке. Видишь, на пятом этаже окно зажглось? Это они не спят: меня ждут.

Наталья Чернова-Дресвянникова..

Автор публикации

не в сети 2 недели

Наталья Чернова

Наталья Чернова журналист из Казани

Комментарии: 21Публикации: 26Регистрация: 28-02-2018

Об авторе

Наталья Чернова author

Наталья Чернова журналист из Казани

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
*
*
Генерация пароля